ГлавнаяО группеДискографияФотоВидеоФорум
Поддержка проекта  Доска почета  Tokio Hotel ВКонтектеTokio Hotel TwitterTokio Hotel InstagramTokio Hotel Youtube
nylonmag.de: Возвращение Tokio Hotel. Интервью с Биллом Каулитцем.

Какое-то время они были кумирами подростков, а потом их и след простыл? Такое предположение напрашивается само собой, когда вспоминаешь о невероятном успехе Tokio Hotel. Однако группа, основанная братьями Каулитц, известна своими метаморфозами и преподнесением сюрпризов. Преданное фан-сообщество, должно быть, вовсе не удивилось тому, что парни из Магдебурга со своим новым альбомом «Dream Machine» снова добились настоящего успеха и отправились в большой тур.
Всем остальным теперь тоже придётся вспомнить о Tokio Hotel и вновь открыть для себя лёгкий для восприятия электропоп, впечатляющие декорации и харизматичного фронтмена в экстравагантных костюмах. Мы встретились с Биллом Каулитцем в Берлине и получили представление о том, почему история Tokio Hotel подойдёт к концу ещё совсем нескоро.

Во время работы над своим сольным проектом «Billy» в прошлом году ты переживал болезненный разрыв отношений. Теперь настал период «Dream Machine». Новая пластинка – новое счастье?
Это в любом случае новая глава. Наши новые песни более мечтательные и менее «попсовые». Этот альбом очень дорог нам, потому что на сей раз мы сами всё спродюсировали, сами написали тексты и сами всё смиксовали. EP «Billy», в свою очередь, был посвящён специфическим отношениям со всевозможными этапами расставания, через которые приходится проходить. При написании нового альбома Tokio Hotel мы скорее испытывали чувство ностальгии. Например, время от времени мы вспоминали наше общее детство, ведь внезапно нами вновь овладело именно это ощущение: в этот процесс вовлечены лишь мы вчетвером. Когда на этот раз мы вместе находились в студии, это было немного похоже на то, как раньше мы собирались в репетиционном помещении. Я то и дело вспоминал об этом при написании текстов. Однако альбом «Dream Machine», конечно, также затрагивает и тему любви, потому что она пропитывает все стороны жизни. В конце концов, она может иметь разные формы. Кроме того, в альбоме рассказывается о моём отношении к Тому, а также о связи, которая существует между нами четырьмя как участниками одной группы.


Полностью читать в Подробнее:


Ты называешь себя очень романтичным человеком. Какой поступок из всех, которые ты когда-либо совершал для кого-то, был самым романтичным?
Как-то раз я смастерил для одного человека арт-бук, посвящённый всем воспоминаниям и событиям. Это было более года назад. Я действительно считаю это очень романтичным. Кроме того, однажды мы с одним человеком обменялись друг с другом кольцами, и я сделал для него украшение на заказ. О, и один раз я преподнёс в подарок щенка с красным бантом на шее. Это же довольно романтично, не так ли?



Считаешь ли ты, что несчастливая любовь – самая романтичная?
Хочется надеяться, что нет. Том всегда говорит, что у меня никогда не будет хорошо функционирующих отношений, потому что я совсем не умею поддерживать их. Конечно, это ужасно. Впрочем, я считаю, что волне могу иметь такие отношения. Именно такими отношениями я и желаю обзавестись. Однако фактически у меня ещё не было подобных отношений. Несмотря на это, я верю в то, что можно найти себе любовь, которая не всегда причиняет боль, а такую, которая делает тебя лучше. Любовь, когда вдвоём лучше, чем поодиночке. Но, возможно, не каждому суждено познать такую любовь. Тем не менее найти нечто подобное – большая удача.

В «Dream Machine» также присутствует ретроспективный взгляд на то, что всё уже достигнуто. А теперь заглянем в будущее: что занимает первые позиции в твоём списке желаний?
Мне очень хотелось бы разработать собственную линию одежды. Когда я занимался своим сольным проектом, я придумал накидку для сцены – настоящий модный элемент. И затем у меня появилось желание создать собственную коллекцию. Однако мне хотелось бы полностью сконцентрироваться на ней и наряду с этим не иметь необходимости ехать в тур или писать альбом. Прежде всего, нужно найти свой «почерк». Я точно буду черпать вдохновение у двух своих любимых лейблов – Yves Saint Laurent и Dior. Кроме того, мне очень хотелось бы открыть клуб. Собственный ночной клуб – я считаю, что это круто. Клуб, в дизайне которого я могу по-настоящему проявить себя... Да, я с удовольствием владел бы лучшим ночным клубом Европы.



У тебя много крупных намерений. Сомневаешься ли ты в себе иногда?
Конечно, порой я думаю: «Я не справлюсь с этим». Но вопреки этому я осуществляю задуманное. Я просто продолжаю двигаться дальше. Я думаю, самое важное – действительно любить то, что ты делаешь. По этой причине мы и в составе Tokio Hotel делаем только то, что считаем хорошим на все 100%. Именно это мотивирует меня. Естественно, есть и такие группы, которые всегда придерживаются одной и той же линии, потому что они знают, что это работает. Нечто подобное наскучивает мне.

Несмотря на то, что вы переехали в Калифорнию, ваша фан-база непоколебима. Социальные сети не слишком помогают соблюдать дистанцию между фанатами и знаменитостями. Instagram, Snapchat и другие социальные сети – это благодать или проклятье для вас?
И то, и другое. У нас и вправду очень активная фан-база. Конечно, это замечательно и необычно. Когда же, напротив, у тебя просто есть много подписчиков в Instagram, но никто не приходит на твой концерт, – это проблема. Но таков своеобразный феномен, который можно наблюдать всё чаще и чаще. Сейчас едва ли существует настоящий фан-культ. Мы начали свою творческую деятельность, когда ситуация обстояла иначе, поэтому у нас ещё есть настоящие фанаты. Однако в частной жизни это порой очень напрягает и утомляет. Поэтому мы сбежали в ЛА... Там каждый должен найти баланс. Мне удалось сделать это лишь недавно. Бывают и такие моменты, когда я не хочу ничего публиковать. Кроме того, в моём аккаунте в Instagram вы не найдёте очень личных фотографий – скорее, вы увидите там просто красивые снимки. Там нет фотографий нашего дома, нашей семьи или наших подруг.

Если бы в Голливуде захотели снять фильм об истории вашей группы, кто сыграл бы вас?

Я считаю Дэвида Кросса отличным актёром – он в любом случае принял бы участие в съёмках. Мне также нравится Кевин Спейси, но он, возможно, лучше подошёл бы на роль нашего тур-менеджера, нежели меня.

 

Ты известен тем, что всякий раз заново открываешь себя. Какую версию тебя нам придётся узнать в следующий раз?
Я вообще не планирую этого. Это происходит довольно-таки просто. Я люблю моду, я люблю изменения. Это также и ощущение жизни. Когда я чувствую себя неважно или нахожусь в плохом настроении, я надеваю одежду, которая придаёт мне уверенности в себе. Она тотчас наделяет меня другой силой. Когда я чувствую себя очень уставшим, я с удовольствием одеваюсь во всё белое. Я делаю это в зависимости от желания и настроения. То же самое относится и к моим волосам. Я могу хоть завтра побриться налысо и на следующий день надеть парик. Во время тура от меня вновь можно ожидать очень много костюмов.

В плане выбора своих тату ты тоже поступаешь интуитивно?
Да, абсолютно. Например, моя тату в виде скелета на руке была сделана совершенно спонтанно. Татуировщик набил её даже без предварительной разметки. Я никогда не планирую, какими соображениями буду руководствоваться в дальнейшем. Вполне может получиться и так, что завтра мы с Томом спонтанно отправимся к татуировщику и я подумаю: «О, набей-ка вот это». В прошлом году я даже сам сделал тату одной фанатке. Я никогда не делал ничего подобного. Таким образом, я действовал по наитию. Сейчас эта тату напоминает портак, но в этом определённо есть шарм.



Как вы, будучи жителем Калифорнии, восприняли политическую ситуацию, сложившуюся с избранием Дональда Трампа в качестве нового президента?
Мы не были в США с тех пор. Но когда Трамп действительно был избран президентом, это сильно шокировало нас. Я до сих пор не могу поверить в это. Получилось так, будто мир отбросили на 100 лет назад. Сначала всех нас считают прогрессивными, а затем такая огромная страна избирает президентом этого человека. Это довольно сурово. Кто знает, получу ли я в ближайшем времени новую визу – возможно, скоро я снова вернусь в Германию.

Что больше всего раздражает тебя в данном случае?
Я воспринимаю это как личное посягательство на мою свободу, в том числе и как артиста. Я пою о свободе, любви, а также и о свободной любви. Я хочу иметь возможность ходить туда, куда хочу, жить там, где хочу, говорить то, что хочу и заниматься сексом с теми, с кем хочу. Это просто важно. Я очень рад тому, что сейчас я нахожусь здесь и мне не приходится переживать возмутительные события в США вместе с их жителями.

Насколько мне известно, вы вполне можете представить себе, что будете жить в Таиланде?
Совершенно верно. Я действительно хочу ещё раз совершить что-нибудь экстремальное. Побродить с рюкзаком, не имея при себе много денег и не проживая в доме с мощными стенами. Просто ощутить дух приключений. Или отправиться в Индию и в течение года разъезжать по местности на велосипеде. А если будет негде спать, хватит и пальмового листа.

В настоящее время вы передвигаетесь на тур-басе, а не на велосипедах. Кто спит наверху, а кто – внизу?
Места распределены довольно несправедливо: у нас с Томом есть по люксу в верхней части, а у Георга с Густавом – только одна кровать. Однако мне как вокалисту нужно больше сна, чем остальным, и я непременно должен оставаться здоровым. С точки зрения тусовщиков, всё это очень скучно. В первую очередь мы пьём чай. 



Что ты делаешь, когда тебе не удаётся заснуть?
Я ни в коем случае не курю травку. В Лос-Анджелесе этим занимаются все, потому что там это сейчас легализовано, но я больше не выношу её. Мне хотелось бы, чтобы я тоже мог целый день носиться по окрестностям обкуренным. Благодаря этому в юности я очень хорошо спал. Сегодня я, наверное, считаюсь социально неприспособленным. В общем, я предпочитаю что-нибудь выпить, особенно виски с колой, и посмотреть фильм. Например, мне понравился сериал «Stranger Things».

Насколько вы задействованы в разработке своих лайв-шоу?

Вам нужно представить ситуацию таким образом, что фактически мы продумали каждую небольшую лампу. Всё шоу сделано нами. Все инструменты обыграны нами, ведь мы – всего лишь 3 музыканта. Мы используем 7 ноутбуков. Приспособить всё к живому исполнению – это важная задача технического характера. Все эффекты также заучены. Мы никогда не импровизируем, за всеми нашими действиями стоит огромный концепт. Задумано, что приземлилась «машина грёз». Я – пилот, а другие – мои вторые пилоты.

И куда держит курс это путешествие? 
Сложно сказать, но, конечно, оно пролегает через наши альбомы. Включить «Monsun» в сет-лист 2017-го года – существенный вызов. Конечно, фанаты хотят слышать эту песню именно такой, какой они знают её, поэтому мы подбираем версию, исполнение которой доставляет нам удовольствие и вместе с тем радует фанатов. И я считаю, что это удаётся нам вполне успешно.


Перевела ZubarevaSasha специально для tokiohotel.ru 

02.05.2017



Форум Tokio Hotel