ГлавнаяО группеДискографияФотоВидеоФорум
Поддержка проекта  Доска почета  Tokio Hotel ВКонтектеTokio Hotel TwitterTokio Hotel InstagramTokio Hotel Youtube
032c.com: За сигаретой с... Биллом Каулитцем.

В 2001-м году 4 мальчика из Магдебурга, Германия, основали рок-группу и назвали её Tokio Hotel. Их хитовый сингл «Durch den Monsun» покорил Европу и вызвал ажиотаж среди подростков. Во Франции сообщалось о резком увеличении числа школьников, желающих изучать немецкий язык – внезапный интерес к лингвистике вспыхнул из-за меланхоличных немецкоязычных песен этой группы. Карманные деньги тратились на автобусные поездки до концертных площадок, плакаты приклеивались на потолки над односпальными кроватями, а татуировки стик-энд-поук в виде неровной буквы «B» сравнивались в кабинках туалетов. Невинная фан-истерия. Биллу Каулитцу, фронтмену группы, в то время было 14 лет. Имея за плечами 5 студийных альбомов и переезд в Лос-Анджелес, Билл Каулитц вместе с Tokio Hotel недавно завершил тур в поддержку альбома «Dream Machine». В ходе своего расслабленного времяпровождения в Берлине он вышел покурить с Евой Келли из команды 032c и поговорил с ней о пристрастии к никотину и о том, почему Лос-Анджелес является идеальным убежищем.

Ева Келли: Знаешь игру, где нужно выбрать гостей, которых в идеале тебе хотелось бы пригласить на ужин, мёртвых или живых? Если бы ты мог выбрать для себя идеального партнёра для перекура, кто оказался бы им?
Билл Каулитц: Ангела Меркель. Она не курит, но я был бы рад, если бы она покурила со мной. Я считаю её очень интересной личностью. Мне хотелось бы просто поболтать с ней о жизни, а также поесть картофельного супа и покурить. Это было бы мило.


Полностью читать в Подробнее:


Что ж, как прошёл ваш тур «Dream Machine»?
Он был напряжённым, но я думаю, что пока это наш лучший тур. В творческом плане мы делали всё, что всегда хотели делать. Мы внесли изменения в стандартную структуру группы, использующей гитару, бас-гитару и ударные, и сейчас у нас куда более электронное звучание. Я разработал дизайн всех костюмов, и это доставило мне огромное удовольствие. Мы провели 2 недели в России, и это время было очень напряжённым. Мы не спали, но всё прошло хорошо. Это сделало меня счастливым. Это был хороший тур.

Почему российская часть тура оказалась столь напряжённой?
Из-за политической ситуации. Каждый раз, когда мы отправляемся в Россию, мы чувствуем себя чуть более напряжённо. В наших песнях, например, в «Love who loves you back», идёт речь о распространении любви и о том, что пол человека не имеет значения. Люди действительно вслушиваются в тексты и им не по душе, каким образом я преподношу себя на сцене и одеваюсь. В общем, это немного провокационно. Там присутствует напряжение, которое немного нервирует меня, но мне нравится сталкиваться с этим и бросать этому вызов.

Что повлекли за собой изменения в эстетике и музыке?
Мы очень разочаровались в наших продюсерах и людях, которые работали с нами ранее, поэтому в случае с этим альбомом мы решили сделать всё сами. Мы продюсюровали, писали тексты, миксовали – мы делали всё. Том [Каулитц] был главным продюсером и никто не помогал ему. В каком-то смысле этот альбом кажется нам нашим первым альбомом.

Вы с самого начала пользуетесь очень сильной поддержкой со стороны фанатов. Как, по твоим ощущениям, фанаты приняли эти изменения?
Думаю, наша «хардкорная» фан-база будет с нами всегда. Иногда мне кажется, что не так уж и важно, что мы делаем, потому что для них группа – это, скорее, образ жизни. Они берут то, что мы даём им, и ценят это. Однако многие впервые открывают для себя Tokio Hotel лишь сейчас. Они узнали о нас благодаря нашей новой музыке и нашему новому стилю. Мне нравится неоднородная толпа, сочетающая в себе людей разных возрастов. Кроме того, у нас стало намного больше фанатов мужского пола.

Как на тебя влияет жизнь в Лос-Анджелесе?
Я люблю ЛА, но мне нравится бывать и вдали оттуда. Там мне впервые удалось пожить взрослой жизнью, например, вести социальную жизнь и проводить время вне дома. Я находился в изоляции, когда жил в Германии, а там [в ЛА] я впервые смог пожить свободной жизнью.

Ты чувствуешь себя комфортно, когда куришь в Лос-Анджелесе?
Да. Забавно, что в местных клубах крошечные зоны для курения, где всегда полно народа. Иногда я даже не захожу в клуб. Я просто остаюсь в зоне для курения. В ЛА даже есть районы, в которых нельзя курить на улице! Люди орут на тебя и говорят что-то типа: «Здесь нельзя курить!» Было бы нелепо, если бы кто-то придерживался такого правила. Я не очень здоровый человек в лос-анджелесском смысле слова «здоровый», поэтому отчасти я чувствую себя там пришельцем. Все встают в 8 утра, занимаются йогой и пьют свои смузи, а я похож на типичного...

...европейца.
Да. Я никогда по-настоящему не вёл лос-анджелесского образа жизни. Скорее, для меня ЛА заключал в себе возможность куда-нибудь выходить и оставаться незамеченным. Никто толком не обращает на меня внимание. Именно это понравилось мне в нём. Я никогда не пытался построить там карьеру. Речь шла о том, чтобы спрятаться. Убежать от успеха, понимаешь.

Значит, там ты в большей степени ощущаешь себя инкогнито? 
Людям приходится решать: «Я собираюсь следить за Биллом Каулитцем и сфотографировать его, или же я собираюсь следить за Бритни Спирс или Брэдом Питтом?» Там так много актёров и других знаменитостей, что люди почти устали от этого.

Перевела ZubarevaSasha специально для tokiohotel.ru
28.07.2017



Форум Tokio Hotel