ГлавнаяО группеДискографияФотоВидеоФорум
Поддержка проекта  Доска почета  Tokio Hotel ВКонтектеTokio Hotel TwitterTokio Hotel InstagramTokio Hotel Youtube
05.10.2017 - Tokio Hotel на кинофестивале в Кёльне (Германия). Q&A Session.

Билл: …не было ничего негативного от Тома, в любом случае. 
Том: Да, я ответственен за все самое лучшее.
Фан: Всегда Том, да?
Билл: И поэтому я и говорю, это был не Том. 
Ведущий: Но ты этого не знал?
Билл: Я не знаю, тогда это…
Том: Так много…
Билл: Но это было глубокомысленно…
Том: Нет.
Билл: …то, что было придумано…
Ведущий: Это было…
Билл: Но, между тем, это выглядело более настоящим.
Том: Да. 
Георг: Да.
Том: Глубокомысленно, да.
Ведущий: Оливер, расскажи, пожалуйста, насколько прозрачным был процесс, было ли легко с ними работать, или иногда все же возникали моменты, когда никому уже ничего не хотелось?
Оливер: Ну, были…
Георг: Тут нужно немного подумать.
Оливер: Должен сказать, что группа с самого начала была расположена к помощи, у нас образовалось некое подобие семьи, некого пузыря, это ощущение, которое я испытал, еще когда видел их в туре в 2005. И когда я попал в этот пузырь, а, я должен сказать, это произошло не в один момент, а через какое-то время, потому что поначалу у нас были какие-то трения, да, Билл?
Билл: Да. 
Оливер: Но только, как уже сказали парни, по поводу некоторых вещей, поэтому я не находил это слишком плохим, если честно. С моей стороны необязательно было слишком сильно сотрудничать, поскольку у меня было два пути, и в результате обоих мы бы сработались спустя какое-то время.
Билл: Георг вел себя ужасно. 
Оливер: Да, Георг был хуже всех.
Георг: Мне очень жаль, Оливер.
Фан: Спасибо. Можно мне еще быстренько добавить? 
Билл, Том: Да.
Фан: Я думаю, что скажу сейчас от имени всех фанатов, ребята, мы просто вами гордимся.
 Билл, Том: Так мило, спасибо.

Полностью читать в Подробнее:


Ведущий: Есть вопросы по фильму? Возможно, с этой стороны? Чуть подальше?
Фан: Привет из Польши. Я бы хотела спросить, почему не было английских субтитров? Только…
Том: Они будут, да? Да.
Билл: Они будут.
Том: Отличный вопрос, мы их сделаем.
Все: Да.
Билл: Мы работаем над этим.
Ведущий: Но только на французском, потому что по-французски…
Фан: Нет! Есть несколько людей из Польши…
Том: Бл*дь, так вы ничего не поняли?
Билл: Вы ничего не поняли, вы просто смотрели фильм?
Фан: Нет-нет-нет, я поняла, но мои друзья не говорят по-немецки. (при этом сама фанатка говорит по-английски – прим. пер.).
Билл: Ну, по крайней мере, Том в фильме получился хорошеньким. 
Фан: Да, и у тебя замечательная стрижка, Том. Но не у тебя, Билл.
Билл: Оу, да, не у меня… Я слишком сильно стараюсь.
Фан: Прости! 
Ведущий: Давайте-ка сейчас очень быстро дадим представление: были ли ситуации, когда вам встречался журналист, которого вы до этого не знали, но он очень хотел с вами работать, даже если не встречал вас лично раньше, часто ли такое случалось?
Билл: Верно подмечено. Да, я знаю, нам было очень важно… мы заметили, что ему хочется работать с нами, и я думаю, в этом и есть разница. У нас не было ощущения, что мы имеем дело с журналистом, который ездит за нами на протяжении двух лет, чтобы придумать потом из всего этого историю, нет, он выглядел тем, кто, действительно интересуется группой и написал классный концепт для фильма. И так же дал основу, чтобы рассказать нашу историю, это было просто какое-то общее чувство, что вместе у нас получится что-то хорошее. И вы можете посмотреть, что получилось.
Ведущий: Это особенно важно. Кто еще что хочет узнать? Впереди, может быть? У кого микрофон? Отлично.
Фан: Спасибо! У меня такой вопрос… я уже несколько раз с вами встречалась, но слишком стеснялась попросить фото, есть ли возможность сделать его сейчас? 
Билл: Да. Нет, я имею в виду, только с ней! Так что тебе обещаю, а остальные обламываются. 
Том: Билл всегда делает фото.
Билл: Да.
Ведущий: Ок, а теперь конструктивные вопросы к фильму кто хочет задать? Там есть еще кто-нибудь? 
Фан: У меня вопрос к Оливеру, что самое легкомысленное сделали парни во время съемок?
Оливер: Самое отвратительное? («легкомысленный» и «отвратительный» похоже звучат – прим. пер.)
Фан: Нет, самое легкомысленное!
Оливер: А, легкомысленное…
Фан: Да, в ситуации, когда…
Билл: Мне кажется, можно что-то о Георге рассказать.
Оливер: Это слишком общий вопрос. Они не были легкомысленными, они выглядят очень веселыми и милыми, потому что сейчас… Ну, у Густава всегда одна тема, которая уже упоминалась, Том говорит о другом, и это по-настоящему смешно. 
Георг: Про что Том говорит, я знаю, а про что Густав – нет.
Том: Мясо? 
Билл: А про Георга? 
Георг: Что ты ему сказал? 
Ведущий: Так что? (Билл говорит не в микрофон «срать» и ведущий повторяет)
Билл: Это тема Георга.
Георг: Это не так. Я такого никогда не говорил. 
Ведущий: Итак, кто хочет еще что-то узнать, еще вопрос? Он будет про фильм? Серьезно? Ты клянешься? Ок. Давай.
Фан: Итак, прежде всего я хочу сказать, как здорово, Густав, что ты хоть что-то сказал в фильме… То есть ты много говорил. Я была приятно удивлена. Хочу спросить, каково вам было увидеть фильм и себя в нарезках старых видео?
Билл: Для нас это тоже странно, я должен сказать, потому что мы никогда не видели себя со стороны. Здесь, конечно, больше присутствует виденье Оливера, то, как он видел группу, кстати, это уже было в вопросах в интервью сегодня. Мы сами никогда не видели себя такими, когда мы просто сидим дома и смотрим интервью или видео с концерта, мы всегда находимся как бы внутри и занимаемся всем этим. Почти никогда не бывает времени поразмышлять. Мы почти никогда не оглядываемся назад, не смотрим на себя в более младшем возрасте, по прошествии какого-то времени, потому что мы уже занимаемся другим проектом. И мы так же не особо беспокоились, как мы выглядим. Мы все взаимодействовали друг с другом и… мы тоже уже давно не были в Магдебурге…
Том: У нас не было ощущения, что у нас берут интервью, то есть…
Билл: Да.
Том: Так что… что думает Георг… было удивительно это узнать. Да, и другие вещи, которые мы еще не видели. То, что уже Билл сказал, но еще и было очень забавно увидеть друг друга…
Билл: Да, потому что мы между собой не обсуждали фильм, эти двое снимались отдельно, мы с Томом тоже периодически снимались раздельно, так что мы не чувствовали себя вместе, и не знали, кто что о ком говорит. 
Том: А надо было договориться.
Билл: Но все, к счастью, хорошо прошло.
Ведущий: Олли, еще до того, как мы посмотрели фильм, ты мне рассказывал, что у тебя было чувство, будто ты попал в совсем другой мир, в другую его часть, по крайней мере, как ты пришел к этому, что ты имел в виду? 
Оливер: Если честно, я впервые заметил это в турбусе, и… я имею в виду всю эту картину, мне было не сразу понятно, что и как происходит… Это совсем другой мир. Мы были закрыты вместе и работали вместе, так что складывалось какое-то положительное впечатление, все, что было связано с туром, было невероятно, любой, кто бы на это посмотрел, так сказал. И я могу сказать, что они отличаются от членов других групп, которых я видел валяющимися пьяными за сценой. Ну, кроме Густава (все смеются). Нет, я имею в виду, у Густава всегда была виски-кола, но это выглядело совсем по-другому, потому что все начинали работать в десять утра и заканчивали в три ночи, не так ли? И, я думаю, я никогда такого не видел, и честно могу сказать, что так оно и было.
Ведущий: Кто хочет продолжить? Еще один шанс. Да, конечно. Беги туда, точно. 
Фан: Во-первых, привет! 
Том: Привет.
Фан: Да, мой вопрос такой – в фильме в самом начале вы были готовы взять эту паузу между 2010 и 2014, и вы говорили, что сообщили звукозаписывающей компании, что сейчас в первую очередь хотите немного отстраниться… почему вы нам этого не сказали? Я имею в виду, вы говорили, что выпустите альбом в 2013…
Билл: Мы об этом не говорили.
Фан: …потом в 2014. Это вопрос коммуникации, можно было просто…
Том: Ну, это потому что мы сами этого точно не знали, у нас не было какого-то плана по времени, мы просто сказали звукозаписывающей компании, что мы просто… нам нужно пересмотреть кое-какие вещи…
Билл: Ну, это было просто… Лично для меня это очень неестественно, когда артисты выпускают альбомы каждый год. Для меня это просто неестественно, потому что я пишу альбом, или мы его делаем до тех пор, пока он не будет готов, и это может длиться несколько лет. Я имею в виду, например, в 80-е это было абсолютно нормально. А в сейчас все так, что артисты постоянно делают альбомы и дают их продюссировать другим людям, и это… Мы все делаем сами, и поэтому иногда это занимает время. Мы сами не знаем точно, к какому временному пункту что будет готово, мы не знаем, что произойдет. Может быть, нам понадобится немного отстраниться и взять паузу, либо мы вообще не знаем, когда продолжим. Так что мы просто не могли дать правильный ответ, потому что сами не знали, все было в процессе. Для нас это просто была реакция на то, что происходит (в жизни).
Фан: Можно я немного прерву?
Билл: Да. 
Фан: Это было не в укоризну сказано, просто в две тысячи… Просто в 2013 было сказано, что вы выпустите альбом, и никогда не говорили, что это будет позже. Просто расскажите, почему (неразборчиво)…
Билл: Извини, повтори, пожалуйста, еще раз.
Георг: В 2014.
Билл: …спустя полгода…
Георг: … снова заговорили об этом…
Фан: (неразборчиво)…
Ведущий: Лучше держи микрофон.
Билл: Ну, на самом деле, с нами происходило невероятное количество вещей очень спонтанно, я думаю, что самая распространенная ошибка о группе – это то, что все было абсолютно распланировано, что было очень много планов, которым следовали «умные менеджеры», но это абсолютно не так. И это и в фильме показано, очень много вещей с нами случалось в один момент, и некоторые из них и Олли застал, было иногда сложно наблюдать, что происходит утром, а что вечером, а что Билл и Том думают по этому поводу. Нам тоже было немного сложно, потому что раньше за этим никто не наблюдал, но когда я оглядываюсь назад… в общем, как-то так иногда и происходит. Вещи для альбома появляются очень быстро и спонтанно, так и с Dream Machine, мы, например, не знали, когда его выпустим, не знали, выйдет ли альбом до или после тура, к счастью, он вышел до, но… иногда никто ничего не может точно сказать, да.
Ведущий: Есть еще вопрос, возможно, больше к Олли. Как ты уже говорил, люди в Германии относятся к группе более расслабленно, открыто, и они готовы к выражению своего мнения, а как дела обстоят в других странах? Все происходит так же или по-другому?
Олли: Хорошо. Я знаю, что и в Мексике, и в Европе, и в России группа и фанаты находятся в очень близком контакте, но, я думаю, что это абсолютно не касается всех остальных посторонних людей. У меня такое чувство, что, например, в России, как уже говорилось, когда мы были там, было четкое ощущение другого мира, Билл появляется на сцене в мыльных пузырях, как Питер Пэн, и это действительно… Да, если честно, это абсолютно новый мир, в то время, как на улице все серое, идет снег и холодно, и темно, и все происходящее на сцене отлично работает.
Ведущий: А где лучше? 
Том: Если честно, то все очень разнится от страны к стране. На самом деле хорошо, как уже было сказано, когда у нас концерт, люди на него приходят и чувствуют себя хорошо, потому что… Но я знаю, что восприятие группы в разных странах разное. Например, в Америке мы что-то типа инди, мы не сильно известны и никогда не выступаем на больших площадках, и, на самом деле, чаще звучим по школьному радио, но при этом группа очень популярна во Франции, например, и в Италии. В Мексике, например, сейчас на концерт могут прийти люди, которым в данный момент 14 лет, а когда вышел «Муссон» им было, соответственно, 0 лет. И поэтому, я думаю… Мы сами точно не знаем, как так происходит, и почему так сильно разнится восприятие от страны к стране. И со временем это тоже меняется. Например, сейчас публика в России не такая, как в Латинской Америке, и не такая, как в Германии, и между собой они тоже отличаются. Но это и хорошо, ведь мы не находимся постоянно в одной и той же стране, особенно во время тура.
Ведущий: У кого из вас еще есть вопрос? Я бы сказал, что это последние два вопроса.
Из зала: Последний ряд.
Ведущий: Последний ряд, пожалуйста! Где микрофон? 
Фан: У меня такой вопрос к Олли: в частности, что происходит, когда встречаются два таких разных артиста, и от группы есть одна идея о фильме, а от режиссера – другая, как все это в итоге работает? И вопрос к группе: при просмотре фильма есть ли моменты, когда вы думаете: «О черт, это лучше было бы переснять, сделать заново»?.. Что-нибудь такое.
Ведущий: Отличный вопрос, между прочим!
Том: Вопрос, при ответе на который нужно защищаться.
Оливер: Вы правильно сказали, постоянно происходило столкновение двух креативных систем. Такое случалось, и иногда мы не находили понимания, но мы обменивались идеями с Биллом, в том числе, и часто приходили к компромиссам, которые в итоге срабатывали и оказались в фильме. И я часто не знал, чья идея лучше…
Билл: Точно.
Оливер: И я нахожу это прекрасным, потому что я и раньше был человеком, привыкшим работать в команде, и мне нравится собирать идеи от разных людей, чтобы потом скомпоновать их. 
Билл: Так, а в чем был второй вопрос… А, да!
Том: Вопрос был о некоторых моментах в фильме, которые следовало бы переснять.
Билл: Нет, на самом деле, мы открыли все двери, и камера следовала за нами повсюду, но при этом, как уже было сказано, у нас не было ощущения, что мы просто кого-то впустили и не знали, что произойдет дальше. Мы знали, что на нас постоянно смотрят, но мы довольно быстро забыли об этом, потому что за время съемок THTV уже привыкли к тому, что камеры постоянно при нас. Так что это особенно не чувствовалось. Мы не пытались действовать осторожно, и в конце мы дали Олли полную свободу для съемки фильма, и, хотя нас провоцировали, мы совсем об этом забыли, потому что занимались своими делами, были в туре, и все протекало так, как должно было. И между нами было доверие. Когда мы в первый раз увидели фильм, у нас не было такого, что мы со многим были не согласны, и не думали, что получилось полное дерьмо, что было бы абсолютным кошмаром. Но этого не произошло. Мы были в постоянном обмене мнениями и видели, что получается, так что все получилось относительно быстро. 
Олли: Мы спрашивали друг друга, что и как мы в данный момент делаем, и это не было интервью, которые я ненавижу, и у нас было желание сделать фильм таким, чтобы его было приятно смотреть, и он удивлял. Что, я надеюсь, удалось.
Билл, Том: Да.
Ведущий: Последний вопрос. Кто задаст? К фильму?
Фан: Да.
Ведущий: Да, честно? Нет, я тебе не верю. Итак, вопрос к фильму. Вон там? Да, отнесите туда микрофон. Или? Ты же меня не обманываешь? Так, мне уже очень интересно. 
Фан: Привет! Извините, мне придется говорить по-английски, потому что я из Испании. Мой вопрос о…
Билл (передразнивает): Привет!
Фан: Мой вопрос о вашей музыке. Ок, о музыке в фильме. Мы заметили, что она сильно изменилась за эти годы, и, я уверена, вы собираетесь сделать еще больше альбомов, и мой вопрос: музыка еще будет сильно меняться, или вы уже нашли свое звучание? Или, может быть, нас ждет очередной „soon“? 
Ведущий: Извините, она не понимает немецкий, так что… вперед. Скажите что-нибудь на это! На английском. То есть на немецком.
Том: На немецком?
Ведущий: Нет!
Том: Я чувствую, что с последним альбомом и, особенно с последним туром мы нашли свое звучание, но… мне кажется, у нас уже был такой вопрос в интервью сегодня ранее, и, я думаю… не прям уж-таки назад к истокам, но сейчас, когда мы выпускали последний альбом Dream Machine, мы были более уверенными, как с более старыми песнями, даже со всеми этими новыми инструментами. Но при этом мы не хотим вернуться к истокам в прямом смысле, вы знаете, никогда не будет…
Билл: Никогда не будет возвращения назад.
Том: Никогда не будет возвращения назад. То есть, еще одного «Муссона» не будет, но то, что мы все еще группа, и мы остаемся наедине с нашими инструментами – это и есть возвращение к истокам. Я думаю, мы уже нашли свой стиль.
Билл: Теперь только движение вперед. Мы не оглядываемся назад, в попытках воссоздать ту музыку, и то, что происходило раньше, мы всегда на шаг вперед. 
Ведущий: Мне очень понравилась Easy, очень крутая.
Билл: Спасибо!
Ведущий: Олли!
Оливер: Я хочу коротко сказать: те песни, что были в фильме, мне очень понравились, я хочу сказать, что я не понимаю, почему в Германии так редко играют Tokio Hotel по радио, например, “Boy don’t cry” – по-настоящему крутая песня, и мне очень жаль…
Ведущий: Так, поскольку последний вопрос тоже был не по фильму, давайте сделаем еще добавочный, действительно, последний и, действительно, по фильму. Кто говорит по-немецки, и кто может задать вопрос? Вот ты, там? Микрофон туда. Внимание, последний вопрос!
Фан: Отлично, я все завершаю.
Ведущий: Очень хорошо.
Фан: Отлично, я нахожу прекрасным сегодняшнее мероприятие здесь в Кёльне, потому что билеты на концерт не каждый может себе позволить. Я нахожу чудесным, что можно тут находиться всего за 8 евро. 
Билл: 8 евро? 
Ведущий: Итак, вопрос к фильму?
Фан: Да, вопрос к фильму. Когда фильм создавался, кто, в конце концов, к кому пришел: вы к режиссеру, или режиссер к вам, и сказал: «Эй, я хочу сделать фильм, чтобы показать что-то фанатам», и были ли во время съемок какие-то случаи, которые разрешились в процессе и стали очень важными…
Ведущий: Отличный вопрос.
Билл: Да, на самом деле, это Олли несколько раз тогда приходил к нам с предложениями, и тогда это было сложнее…
Оливер: Да, такое было раньше.
Билл: Но что-то не получалось, а потом мы встретились еще раз… В начале это заняло какое-то время, было несколько встреч и несколько телефонных звонков, но мы, в любом случае… Это было обоюдное решение. Мы хотели еще закончить пару вещей… Да, нам нужно было сделать еще пару вещей и создать платформу для долгосрочного взаимодействия, чтобы рассказать историю о создании и становлении группы, без одного сплошного интервью… Что-то случилось?
Из зала: Я немного стесняюсь признаться, и все это крайне интересно, но…
Билл: … но вам нужно в туалет?
Из зала: Нет-нет, постойте, это очень быстро, подождите-ка. Я кое-что хочу сказать.
Ведущий: Ок, скажи.
Из зала: Как новый фанат, я хочу сказать, все, что вы сделали в течение этого времени, я считаю очень крутым. 
Ведущий: Вы его подкупили, да?
Том: Да, мы его подкупили.
Из зала: Нет-нет, я бы хотел выйти вперед, чтобы вы меня подкупили, но быть среди ваших фанаток намного интереснее. 
Ведущий: Он неплохо выпил, по-моему, нет?
Ведущий: Всем спасибо!
Билл: Спасибо!
Ведущий: Спасибо! Tokio Hotel, Оливер Швабе, «Hinter die Welt».

Перевела Geschwisterchen специально для forum.tokiohotel.ru
31.10.2017



Форум Tokio Hotel